#TPACCA Рассказы о путешествиях
НЕМНОГО КРЭЙЗИ 
   ИЛИ 
	
      ТУДА И ОБРАТНО

	Утром в первый четверг ноября я вышел из дома в 
мрачном настроении. Еще бы! Вместо того чтобы ехать 
стопом в Новосиб на соревнования по скалолазанию, я 
направляюсь на Авангард, чтобы сказать напарнице, что 
остаюсь в Томске. Ведь боялся уже за месяц: "Только бы 
руки-ноги не повредить, только бы не заболеть". В четверг 
уезжать, а в среду я растягиваю себе на ПОСЛЕДНЕЙ 
тренировке ЛАДОНЬ (!!!). Даже предположить не мог, что ее 
возможно потянуть. Пошли насмарку все мои приготовления. 
В один миг стал ненужным целый рюкзак снаряжения. "Чего 
бы не забыть?" - думал я. Считай, коту под хвост, пошел 
почти месяц упорных тренировок. 
	Соревнования в пятницу. А во вторник я встретил 
девчонку, которую отлично знал в лицо, но совершенно не 
помнил имени. Выяснил, что она тоже собирается в Н-ск 
стопом. Компания, едущая туда, уже большевата, и она не 
прочь отделиться.  Я в течение двух недель пытался найти 
по Интернету и через друзей  куда бы "вписаться"  на три 
ночи в Академе в Новосибирске. Поэтому, когда выяснил,  
что у нее там есть друзья, которые уже в курсе, я тут же 
согласился ехать в паре с ней. Мы условились, что 
встретимся у нее в четверг с утра. Она написала мне свой 
адрес, сказав при этом: "Второй дом от остановки 
Авангард".
	В среду ладонь у меня просто сильно болела, но была 
надежда, что все еще пройдет. В четверг же она опухла и 
почти перестала сжиматься. Поэтому то  я взял с собой 
только проездной и сказал дома, что поехал на Авангард на 
полчаса.  
	Здесь я смело ломлюсь во второй дом, поднимаюсь на 
пятый этаж и вдруг останавливаюсь в тяжелых раздумьях.  
Вот, я звоню в дверь, и меня спрашивают: "Вам кого?" Что 
я отвечу? "Нет ли у Вас девушки, которая хочет поехать 
автостопом?!?" Как ее зовут, не помню совершенно. И вот, 
пока я титанически пытаюсь сформулировать, кто же мне 
нужен или как ее зовут, в утренней тишине из-за двери 
раздается плач проснувшегося грудного ребенка. Как ни 
мало о ней помнил, но наличие последнего, практически 
исключалось. Что ж, выхожу на улицу, нахожу на торце 
номер, и выясняю, что нужный мне дом, по счету не второй, 
а пятый. Там я встречаю напарницу, по ходу узнаю, что 
зовут ее Лена и что кроме меня ей ехать не с кем, потому 
что все уже стартовали. Меня опять охватывают тяжелые 
сомнения: "Возвращаться  за снарягой - долго, да и 
выступать бесполезно с больной рукой. Но дома я сказал, 
что на полчаса - значит... главное вернуться к вечеру. 
Неудобно, конечно, но еще  не страшно". "Ленка, - 
говорю,- поехали. Провожу тебя до Н-ска и сегодня же 
домой". "Ладно", - отвечает она.

	 11 часов дня. Мы голосуем на трассе за мостом через 
Томь. Кстати встретили четверку наших знакомых, которые 
направляются туда же. Обратно Лена сможет доехать с ними.
Погода, можно сказать, нормальная: слабый  морозец и 
сильный снегопад. Последнею неделю целыми днями лил 
дождь, поэтому снег воспринимается как благо. 
Стоим минут пять. Наша четверка уходит из-под нас на 
газике. Сзади, сквозь снежную завесу, с трудом 
просматривается еще одна пара: девушка и парень. Мы 
останавливаем газельку, проезжаем  километров на 15 
вперед, до Кафтанчиково. Около Черной Речки машем руками 
нашим, которые двойками: парень-девчонка, бодро 
продвигаются пешком, по-видимому,  к светлому будущему и 
более удачной позиции на трассе.
Мы же уезжаем от Кафтанчиково лишь через полчаса. Нас, 
уже  порядком замерзших, подобрал жигуленок с двумя 
милиционерами на передних сиденьях. Общалась с ними Лена, 
и я лишь по  дороге из разговора  понял, что едут они в 
Новосибирск. Порадовался за нас. В Болотном остановились. 
Жутко хотелось до здания с заветными буквами "эМ" и  
"Жо". Милиционеры говорят, что поедем минут через 15. Я 
спросил Ленку: " Рюкзак оставим в машине?" "Да", - 
ответила она. А я подумал: "Все-таки ведь милиционеры". 
Когда мы вернулись к машине, они ушли в кафе, оставив ее 
под нашим бдительным присмотром. Да что им? Милиционеры 
ведь.
	По возвращению они  поменялись местами за рулем. Мы 
идем километрах на восьмидесяти. Снег перестает. 
Выглядывает солнце. Зато развезло  трассу, и дорога 
оказалась покрыта слоем жидкой грязи и местами - льдом. 
Вот на таком месте, на повороте, километрах в 20 от 
Болотного мы и вляпываемся. Машину заносит на 180 
градусов влево, потом вправо, по часовой стрелке на 360 и 
боком несет к левой обочине. Я только успел вцепиться в 
дверку, Ленка в меня, а мы уже переворачивались по 
склону. Сначала на крышу: удар об нее головой, мешанина 
из рук и ног, затем на колеса. Общее офигение на немного 
помятых лицах. Все отделались испугом и легкими ушибами. 
Но у машины переднее стекло разбилось, заднее просто 
целиком выпало, а крыша помялась и прогнулась в сторону. 
Ощупав голову, я понял, что растущая шишка и одна из 
вмятин на крыше явно чем-то связаны. Хозяин машины не 
выглядит страшно расстроенным. Он лишь несколько раз 
повторил, что: "Главное, что люди целы, а железо, оно и 
есть железо", - что - "Не хотел же я ехать", - и - "То-то 
мама расстроится". Мы возимся минут сорок, пока 
выталкиваем машину, и пока они ее заводят. Затем, желаем 
друг другу счастливого пути и они уезжают в Томск, а мы 
идем на трассу, приходя в себя от шока, понимая, что если 
б были встречные автомобили, все закончилось куда бы как 
печальнее. Трасса как будто вымерла: машины идут редко-
редко.
	Мы проехали еще километров пять и зависли около двух 
забегаловок. Возле одной из них стоит автобус 
европейского вида с непонятными номерами. Через полчаса я 
понимаю, что вернуться сегодня в Томск уже не удастся. 
Поэтому решил, что посмотрю первые старты на скалодроме и 
с утра поеду домой, получать вполне заслуженный нагоняй. 
	Остановили кемеровский междугородний автобус: 
- До Новосиба не подбросите?
- А деньги есть?
- Нет?
- А что ж тогда останавливали?!?!
- Ну-у... - отвечаем мы, и они уезжают. Видимо, они не 
мудрые люди и не знают о существовании автобусного стопа. 
Через минуту трогается автобус со странным номером. 
Голосуем. Останавливается!? Тест на мудрость:
- Здравствуйте. До Новосиба подбросите? 
- Садитесь.
- У нас денег нет.
- Садитесь.
	Внутри салона с туалетом человек 10 азиатов (на 30 
посадочных мест) в домашних    тапочках, часы, как 
выяснилось, с узбекистанским временем, видеомагнитофон и 
телевизор. Мы садимся и смотрим "Кавказскую пленницу". 
Обстановка напоминает салон самолета, только скорость не 
в пример ниже - километров 50 в час. Впрочем, нас, 
перевернувшихся на восьмидесяти, это только радует.
	Чувствуется все-таки, что едем мы с людьми Востока: 
кто понял жизнь, тот не торопится. Видимо знают они 
какую-то азиатскую мудрость. Я обнаружил этому два 
подтверждения (кроме того, что они прошли наш тест на 
мудрость). Во-первых, неспешное передвижение по трассе. 
Во-вторых, около каждого поста ГАИ мы стоим минут по 
двадцать пять. Ну, чем еще так долго может делиться 
бедный узбекский представитель наших попутчиков с 
бескорыстными российскими гаишниками, кроме мудрости?
	Итак, мы добрались в Академгородок города 
Новосибирска в 6.30 вечера. 260 километров проехали почти 
за 9 часов. Кошмар, конечно. Обычно, это расстояние 
ходится часа за 4. Хотя, конечно, не каждый раз 
встречаешься с узбеками и переворачиваешься с 
милиционерами.
	Кстати, в городе можно, оказывается, передвигаться в 
муниципальном транспорте по томским проездным. И ничего.
	В Академе вписываемся в восьмерку, которая  
двадцатка и к тому же дробь два, короче, в общагу. 
Стихийно организуется "вечер знакомств". Многие заходят в 
комнату, с желанием увидеть Машу. Но ее нет. Поэтому они 
остаются, по нашему предложению, подождать ее, попить чай 
и поесть картошки. Впрочем, мы не настаиваем. Даже 
говорим, что ее можно найти в 920-й, но они все равно 
остаются. "Вечер" затягивается далеко за полночь. Посему, 
радостные вопли нашей четверки, вламывающейся в комнату 
сосранья, не вызывают ответного энтузиазма. Да и уезжать 
скоро. О четверке. По-моему, они анормальные: приехали 
вчера намного раньше нас, пройдя весь маршрут неразрывной 
четверкой. Анормален не сам факт скоростного 
передвижения, а их для этого, непомерно перманентный 
состав.
	По приходу на скалодром понял, что никакие первые 
старты не посмотрю, да и до Томска сегодня опять не 
доберусь. Рука вдруг почти прошла, и все наши блажат: 
"Заявляйся, да заявляйся". На мои слабые возражения, что 
нет снаряжения, денег на взнос, да и дома уже, поди, 
заждались, отвечают: "Все будет". И ведь уболтали, черти 
плешивые. Только что-то грызет изнутри. Может это 
совесть(?).
	О соревнованиях особо рассказать и нечего. Чуда не 
произошло: первое место я не занял, четвертое тоже... 
впрочем, на это и не рассчитывал. Как кричал Наполеон, 
скача на лошади из России: "Главное не победа, а 
участие". Зато  ранее намеченную программу выполнил 
вполне: разряд подтвердил (хоть и слабо), на скалодроме 
налазился до не "поднять рук". И даже превысил: удалось 
познакомиться с обалденным количеством обалденных людей 
(не с теми, которые "балдеют", а те, от  общения с 
которыми балдею я).
	Мы отсоревновались. Сейчас утро понедельника, самое 
время начать обратный путь. Мои полчаса, на которые я 
ушел в четверг, неимоверно затянулись. За эти четыре дня 
я был полностью изгрызен и обглодан тем, тем, что у 
нормальных людей зовется совестью.
	Еще не довравшись до выезда из города, с нами 
начинают твориться интересные вещи. Я чувствую дружескую 
мистическую поддержку. Когда мы едем в последнем 
городском транспорте, в котором это можно сделать по 
проездным (томским, в  Новосибирске...), кондукторша 
вопрошает нас:
- Что это вы мне показываете? "Ну и влипли",- думаем мы. 
- Проездные на метро? Так это троллейбус.
- Ах! Да, да, - облегченно соглашаемся  и вертим 
головами, делая вид, что только что это заметили. 
	Приобретаем билеты и едем дальше. За одну остановку 
до нашей, с двух сторон в салон вваливаются здоровенные 
дядьки и назойливо интересуются наличием проездных 
документов. Когда одного пассажира с удостоверением 
забирают для дальнейшего выяснения в некий "стационар", с 
огромным облегчением понимаем, что, через обилечевание и 
волю судьбы, избежали попадания в его компанию. А так 
могли бы следующие 3, 5, 15 суток (?) провести в теплом 
месте на казенных харчах.
	Ну вот, 12 дня, а мы уже на трассе. Желаем нам, 
любимым, счастливого пути и начинаем голосовать.
Через 15 минут останавливаем газик.
- Здравствуйте. Можно с вами в сторону Томска?
- Мы до Болотного.
- Ну, до туда, - и залазим на сиденья.
	В Болотном кажется холоднее. Особенно через 
полчасика. Машин много, но все чем-то или кем-то забиты.
	В конце плотного потока из волг и жигуленков едет 
отличная обтекаемая иномарка. Ленка, на всякий случай, 
голосует. Странно, останавливается. Внутри отличный 
мужик, мягкий салон, тепло и музыка. Он едет в Кемерово. 
Мы с ним до свертка на п.Юргинский (это км 30 от 
Болотного). Интересуется, откуда и сколько идем.
	А машина несется. На спидометре постоянно 140 - 160. 
Когда мы ехали на восьмидесяти километрах в час, из-за 
рева казалось, что автомобиль вот-вот начнет взлетать. 
Здесь же скорость едва ощущается при стодвадцати. 
Приехали, буквально, минут за 10 - 12. Обогнали всех, 
кому голосовали последние четверть часа.
	На свертке кого-то ждет полная людей волга. Когда мы 
подошли, из нее вылезли дядьки и восхищенно сказали: "Ну, 
вы даете. Вы по трассе быстрее нас идете". Тут-то нас и 
сглазили. Они дождались своих и укатили, а мы следующие 
полтора часа старательно изображали ветряные мельницы, 
махая коченеющими конечностями проезжающим автомобилям. 
Именно столько времени понадобилось, чтобы  очередной 
водитель разглядел в нас не злобных бандитов в 
кемеровских степях, а к едрене матери замерзших 
автостопщиков.
	Довез он нас прямо до Главпочтамта. Часы показывали 
18. 30. Изъявив ему нашу глубочайшую признательность, мы 
отправились по домам.
	Как вы думаете, сколь грандиозный "пистон" ожидал 
своего получателя, то есть меня? Я предполагал, что это 
будет нечто эпическое. Но небо вняло моим пятидневным 
мольбам. Случилось последнее за эту поездку чудо. Фраза, 
о том, что я на полчаса, была произнесена с порога. Вот 
ее то в четверг утром и не расслышали. 
	Хотя, если смотреть хронологически, этим "чудом" 
поездка не только, и не столько, закончилась, сколько 
лишь началась...

И.Ван